На основную страницу лаборатории

АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЙ, ПРОВОДИМЫХ СОТРУДНИКАМИ ЛАБОРАТОРИИ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ МОРФОЛОГИИ ЛИМФАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

Несмотря на прогресс медицины проблема болезни и вопрос здоровья остаются актуальными на сегодняшний день (Колосова Н.Г. и др., 2003; Виноградова И.А., 2009; Майбородин И.В., 2016; Hadamitzky С. et al., 2010). Это актуализирует необходимость изучения морфологии лимфатической (лимфоидной) системы, как системы жизнеобеспечения, связанной с эндоэкологической безопасностью и повышением неспецифической резистентности при поиске новых подходов к профилактике и терапии патологии (Хавинсон В.Х. и др., 2005; Петренко В.М., 2008, 2016; Титова Т. и др., 2015; Zhang H. et al., 2016).

Среди органов и систем, участвующих в обеспечении гомеостаза внутренней среды, важная роль принадлежит периферическим лимфоидным органам – регионарным лимфоузлам, относящихся к защитному барьеру организма и отвечающих за формирование иммунного ответа на воздействие внешней среды (Бородин Ю.И., 2011; Griffith A.V. et al., 2015; Chang J.E., Turley S.J., 2015; Masters A. et al., 2016; Mendonca G.V. et al., 2016). Лимфоузлы занимают особое место в лимфатической системе, осуществляя одновременно дренаж и иммунную функцию (Топорова С.Г., 2007; Хабибуллин Э.Г., 2007), и они являются индикаторами состояния внутренней среды (Бородин Ю.И., 2004; Асташов В.В. и др., 2012). При этом прогностическая значимость оценки состояния компартментов и клеточного состава регионарных лимфоузлов в их взаимосвязи с дренируемыми органами остается одним из главных направлений в морфологических исследованиях. Важно учитывать принадлежность их к соматической или висцеральной группе с учетом возраста, функции органов и условий окружающей среды (Сапин М.Р. и др., 1978; Гусейнов Т.С. и др., 2012, 2013; Антонов А.К., 2014). Сведения по данному вопросу не систематизированы, практически отсутствуют данные по сравнительному анализу, не ясны до конца структурные основы развития иммунодефицита, что мотивирует изучение лимфоузлов, исходя из их территориальной принадлежности к лимфатическим регионам разных органов и систем, для характеристики адаптивных резервов и возможностей их модификации (Краюшкин А.И. и др., 2010; Бородин Ю.И., 2012)  согласно фундаментальным концепциям лимфатического региона (Бородин Ю.И., 2012), протективной системы (Коненков В.И. и др., 2012) и лимфонутрициологии (Горчаков В.Н., 2002).

Особенности структуры и функции лимфоузлов неразрывно связаны с состоянием водного и микроэлементного баланса (Первойкин Д.М. и др., 2014; Экстрем А.В. и др., 2015; Павлова Т.В. и др., 2016; Steiger T.K. et al., 2016). По мере старения и при патологии наступает дегидратация организма (Trivale C., 1998; Горн М.М. и др., 1999). Но не все исследователи связывают гидратацию с морфофункциональным состоянием лимфоузлов (Visser M. et al., 1997; Kehavias J.J. et al., 1997, 2004). Однако именно лимфатическая система, в том числе и лимфоузлы, является важным элементом жидкостного гомеостаза организма (Ерофеев Н.П. и др., 2008; Песин Я.М. и др., 2015; Zolla V. et al., 2015). Изменения микроэлементного баланса в организме (Авцын А.П. и др., 1991), сопровождаются нарушением механизма адаптивных перестроек и иммунного ответа (Кудрин А.В. и др., 2000; Тутельян В.А. и др., 2002; Павлова Т.В. и др., 2016; Steiger T.K. et al., 2016), что имеет непосредственное отношение к лимфоузлам. Содержание микроэлементов рассматривается как ведущий механизм в лимитировании гомеостатических процессов в организме (Скальный А.В., 2004; Steiger T.K. et al., 2016). Представляется актуальным определение содержания микроэлементов с выяснением возможности влиять их на структуру и функцию лимфоузлов. Без этого нельзя понять механизмы регулирующей роли микроэлементов и обосновать необходимость фитонутриционной коррекции стареющего организма. Отсутствуют данные комплексного изучения водного и микроэлементного состава в сопоставлении с функциональной морфологией лимфоузлов.

Не смотря на достижения биологии и медицины, существует насущная потребность в научном обосновании и поиске немедикаментозных средств профилактики и терапии нарушений лимфатической системы (Анисимов В.Н., 2000; Шарман А. и др., 2011). Прежде всего, это касается тех состояний, при которых страдает структура и функция лимфатической системы (Сененко А.Ш., 2002, 2003; Левин Ю.М., 2007; Махнева А.В., 2009), и необходима оптимизация функции лимфатической системы на всех уровнях ее организации с увеличением функциональных резервов и неспецифической резистентности. (Топорова С.Г., 2003; Левин Ю.М., 2007; Бородин Ю.И., 2011; Danckworth H.P. et al., 1979). Достичь этого возможно с использованием немедикаментозных средств коррекции, среди которых наибольший интерес вызывают озоно- и фитотерапия (Винник Ю.С. и др., 2006; Галиева Н.В. и др., 2016; Щетинин С.А. и др., 2016; Lutchman V. et al., 2016). За пределами изучения остается лимфатическая составляющая механизмов действия немедикаментозных средств коррекции. Вопрос неолимфогенеза требует дополнительных изысканий по его усилению, особенно на поздней стадии онтогенеза, когда необходимо повышение иммунной функции периферических лимфоидных органов. Остается принципиальным обоснование и внедрение технологий, которые могли бы скорректировать структуру лимфоузлов, открывая реальную перспективу борьбы с нарушением лимфатической (лимфоидной) системы. Результат имеет практическое значение.

На основную страницу лаборатории